19.09.2019
Прямая речь

Владимир Москвитин: «Огонь — это соавтор художника»

Владимир Москвитин: «Огонь — это соавтор художника»

Его предприятие «Турина гора» уже более тридцати лет знакомит россиян со скифским миром Алтая

Его предприятие «Турина гора» уже более тридцати лет знакомит россиян со скифским миром Алтая.

Владимир Москвитин по образованию экономист, а по призванию — художник. В конце 80-х годов решился открыть дело мечты — кооператив керамистов. За тридцать лет он стал одним из самых известных предприятий народных промыслов в России. С помощью уникальной технологии «Живопись по фаянсу» здесь делают панно с российскими и европейскими панорамами, посуду с особенным алтайским орнаментом и вазы в виде скифских амазонок. А ещё «Турина гора» показывает всему миру алтайских духов и охраняющих древнее золото скифов грифонов. О творческом и коммерческом путях «Туриной горы» сегодня рассказывает её директор, художественный руководитель и вдохновитель Владимир Москвитин.

«Работа с глиной — это какое-то волшебство»

— Владимир Михайлович, с чего всё начиналось? Когда и почему вы решили заниматься керамикой?

— Я только по образованию экономист, а так — человек творческий. С детства любил лепить, и у меня это получалось — понимал объём, чувствовал пластику. Где-то в 1986 году случайно познакомился с художниками-керамистами, увлёкся их идеями. И в 1988 году, как только вышел закон о кооперации, открыл своё дело, назвал «Кооператив керамика». Именно оно потом и выросло в ООО «Турина гора». Мне всегда хотелось что-то в глине увидеть. Во-первых, это сложный технологический процесс, во-вторых, это какое-то волшебство. Приобретение формы через огонь, преломление огнём — это очень важно. И сложно, ведь не было у нас в крае предприятий такого уровня.

Начинали мы с пяти человек, работали на базе кирпичного завода, там была глина и какое-то оборудование. Первым заказчикам лепили самые обычные горшочки для жаркого, садово-парковые скульптуры всякие, вазы небольшие, кружки. Это было время тотального дефицита, и мы делали для людей самые необходимые вещи. Но всегда хотелось расти в художественном плане, поэтому параллельно мы ездили к мастерам в другие города, смотрели, сравнивали, изучали их технологию, что-то понимали и пытались изобрести своё.

— Сегодня уже можете похвастаться своей собственной технологией?

— Наш стиль — это живопись по фаянсу. Он отличается от всех других методов декорирования. Только мы им владеем. Технология сложная, потому и не прижилась во многих предприятиях. У нас художник фактически вслепую делает весь сюжет и рисунок. Сначала, как обычно, делается черепок — либо в форме отливается, либо лепится — как угодно. Потом вытягивается на гончарном круге перед первым утильным обжигом. Рельеф до этого на него наносится не глазурированием, а с помощью процарапки. А дальше мы работаем с солями металлов — кобальтом, никелем, хромом, железом. У каждого из них есть свой цвет. Сложность в том, что, когда мы покрываем этот черепок, соль как бы исчезает, она не видна. Но наносить глазурь художник должен именно по ней, и срабатывает это очень по-разному.

— Кто выбирает сюжеты?

— В основном, художественный руководитель — то есть я. Завожу идею, а дальше мы вместе с остальными мастерами доводим её до совершенства. Сюжеты у нас сложные. Это исторические архитектурные пейзажи — Москва Гиляровского, либо Москва белокаменная, где ходят цари, барышни. Мы воссоздаем атмосферу того времени, пытаемся её передать максимально органично и архаично одновременно.

Мы всё это изображаем даже на вазах, и художник должен быть очень осторожным, чтобы не переборщить с глазурью, иначе она просто стечёт вниз. Наше творчество — сложнейший набор всевозможных технологических приёмов, из которых получается живописная картина. Под действием огня — полноправного соавтора художника в этом случае — рисунок преломляется и, если там, например, изображена вода, то она шумит и бежит, как в реальной жизни. И побеждаем мы всегда именно за счёт этой сложной и кропотливой работы.

«Стерегущие древнее золото грифы»

— У вас есть необычная тематика в изделиях — «Скифо-Сибирский звериный стиль». Вы его сами разработали?

— Это одно из наших главных направлений с 2000-х годов. В его основе — древняя культура Алтая, следы которой была найдены на Пазырыкских и Башадарских курганах. Там были обнаружены интереснейшие находки — рисунки животных.

Мы уже несколько лет ездим в экспедиции и там мы сами снимаем на микалентную бумагу наскальные рисунки и петроглифы. Микалента накладывается на наскальный рисунок, при намачивании приобретает форму её поверхности и практически детально воспроизводит структуру. После высыхания микалентная бумага затирается красителем. Потом изображение можно по-разному оформлять — на панно, вазах, кружках.

Я вот сделал скульптуру героя алтайского эпоса «Маадай-Кара» Когюдей-Мергена — это фигура в виде головы грифона, полуживотного-полуптицы. Грифон — вообще один из главных символов Алтая, он упоминается даже у Геродота. В его записях алтайские скифы назывались «стерегущими золото грифами». У нашего Когюдей-Мергена есть и подруга — Алтын Кескю. Это парная работа.

Звериный стиль — это не только статуэтки. Есть светильники «Алтын-Чеек», «Каратюрек», есть вазы — «Скифская амазонка», «Кувшин желаний», «Трёхглавый грифон».

— Кто придумывает эти вазы и называет их?

— Всё начинается с керамических форм, а уже потом они определяют и содержание, и название, и стиль. Я создаю эскизы, а формы придумывают художники. У нас есть целая стилистика пластического декора, который соединяется с живописью. Мы не боимся дополнять готовые глиняные формы скульптурными импровизациями. Это могут быть цветы, рельефы, головы грифонов. Есть постоянно использующиеся формы, но, если художник захочет сделать рыбу или скифскую амазонку, я не буду ему запрещать. Мы даём художнику работать в его собственном направлении. Я никогда никого не ограничивал в уникальности авторских работ.

— Кто сегодня больше интересуется вашим промыслом? Государство? Частные лица?

— Это зависит от конкретного периода времени. Мы постоянно работаем с Храмом Христа Спасителя. Они заказывают у нас тарелки, кружки — разную сувенирную продукцию с видом церкви. С Подарочным фондом президента тоже периодически сотрудничаем, со Счетной палатой Российской Федерации, Государственной Думой, с музеем Кремля. Откликаемся на всё, что происходит — недавно сделали вазу с изображением всех российских городов, где будет проходить Чемпионат мира по футболу-2018. Её подарили вице-премьеру Виталию Мутко. Наш промысел сегодня — единственный в Сибири, но всегда подчеркиваю, что сначала я художник, а уже потом бизнесмен. И поэтому мы всё время будем создавать искусство, которого ещё никто не видел.

Больше по теме

Иконостас от «Фарфора Сысерти» появится в храме Усть-Абакана
Кировская область намерена сделать дымковскую игрушку брендом региона
Таволожская керамика: союз истории и приключений
Керамика с казачьим духом