Прямая речь

Скрестить творчество и геометрию

В Новгородской области возрождается легендарная «Крестецкая строчка»

Еще два года назад на Крестецкой фабрике в здании с протекающей крышей и сыплющейся штукатуркой работали три человека. Предприятие было на грани закрытия: предыдущие владельцы не смогли вывести его из кризиса. В 2016 году спасать «Крестецкую строчку» вызвался предприниматель из Санкт-Петербурга Антон Георгиев. Теперь все 70 сотрудников фабрики называют свои условия труда роскошными, а крестецкая вышивка выставляется в Париже и Мадриде.

Как связаны быт и культура сервировки

Когда смотришь на крестецкие скатерти с тончайшими ажурными вставками, не верится, что это вышивка. Кажется, сюда незаметно вшито какое-то знаменитое кружево, но всё намного сложнее: сначала из целого полотна выдергиваются нитки. Затем образуется сетка, где мастер уже иголкой обвивает нужные ему элементы и создает сказочный узор.

«У нас непростой геометрический орнамент с вкраплениями растительного. Приходится скрещивать геометрию и творчество. Это сложно», — объясняет главный художник фабрики «Крестецкая строчка» шестидесятисемилетняя Мария Афанасьева, которая работает здесь всю жизнь.

«Когда в 2016 году я приехала на производство, то была поражена их восхитительными изделиями и состоянием здания, — вспоминает заместитель генерального директора ООО „Крестецкая строчка“ Ирина Васильева. — Оно было абсолютно непригодным к работе — обшарпанные стены, кое-где не было даже стекол в окнах, отсутствовала горячая вода».

На прошлый кризис фабрики повлияло несколько факторов: во-первых, стоимость ручных изделий. Высокая цена объясняется временем, которое тратят на работу даже высококвалифицированные мастерицы. «На вышивку панно нужно не меньше, чем полгода. Можно рисовать, рисовать, а потом что-то не нравится, откладываю. Полежит, смотрю свежим глазом и либо отметаю, либо вношу новые элементы, — рассказывает Мария Евгеньевна. — А на вышивку скатерти уходит до пяти недель».

Скатерти и постельное белье в большом количестве Крестецкая фабрика делала в советское время по госзаказу. И это вторая причина кризиса: привыкшие к госплану сотрудники в одночасье оказались в ситуации, когда цены и спрос диктует рынок. «Упадок пришелся на пик появления клеенчатых скатертей. Тогда люди жили в малогабаритных квартирах, где нормальный стол на кухню не поставить. Ушла культура сервировки, заменители стали модными» — рассуждает Ирина Васильева.

Крестецкая магия в прямом эфире

Терять собственную культуру из-за практичности заменителей новый владелец фабрики «Крестецкая строчка» бизнесмен Антон Георгиев не собирался. Он вообще все время ратует за родное и натуральное: недаром его первое детище — компания «Медовый дом» — известна не только в своей Новгородской области, но и в Европе, и даже в Китае. Обойти клеенку по практичности помогли ткани Оршанского льнокомбината. Там фабрика закупает только высококачественный лен столовой группы, обработанный так, чтобы волокно закупоривалось. В таком состоянии ткань менее восприимчива к пятнам и легко их «возвращает».

«Люди боятся натуральных тканей, потому что стирать их вручную неудобно, а машине был риск повредить. Но мы ушли от этого, — объявляет Ирина Васильева. — Фабрика покупает усаженный лен, затем мы еще раз обрабатываем его горячими утюгами. И только после этого раскраиваем и выдергиваем нити для ажурной сетки. Их тоже подбираем очень тщательно, чтобы выдержали стирку в машинке».

Для развития крестецкого производства одних хороших тканей и желания делать высококачественный продукт было недостаточно, нужны были нормальные условия для работы: здание, где крыша постоянно протекала, стекла стояли далеко не в каждом окне, а отопление и горячая вода просто отсутствовали, к труду располагало мало. К проекту реконструкции владелец и директор подошли серьезно: важно было не только восстановить здание, но и сохранить его особую натруженную за многие годы атмосферу, ведь фабрика всегда существовала в этих стенах.

«Когда мы увидели экспонаты фабричного музея, который был там в лучшие годы, то поняли, что хотим не просто сделать ремонт, а создать „фабрику-музей“. Только не тот, где все вспоминают славное прошлое, а живой, чтобы каждый посетитель мог своими глазами увидеть весь процесс создания нашей необычной вышивки от начала и до конца, — говорит генеральный директор Ирина Васильева. — Здесь можно спокойно ходить по цехам и наблюдать за работой мастериц, проследить все процессы: от „раскроя по нитке“ до термообработки чугунными утюгами».

Практически всех вышивальщиц на фабрику набирали заново. Заставить людей, на глазах у которых фабрику уже пытались безуспешно воскресить прежние владельцы, поверить новым хозяевам было нелегко. Бизнесмен Антон Георгиев вместе с супругой Александрой и генеральным директором Ириной Васильевой бросили клич по Крестецкому району, чтобы найти вышивальщиц и тех, кто мечтал ими стать. А потом открыли для желающих курсы, где опытные мастерицы учили и вчерашних школьниц, и пенсионеров. Наставницы терпеливо делились с новичками секретами техники, а руководство платило стипендию.

«Часть обучающихся, у кого совсем надежды на успех не было, пришлось отсеять, — вспоминает Мария Афанасьева. — Остались самые перспективные мастера, которые могут делать сложные работы. Теперь есть на кого опереться. Я тоже тогда вернулась на фабрику, чтобы помочь. Для Антона Викторовича все это было очень новым, нужно было показывать, как у нас все происходит, рассказать о прошлом и настоящем».

Она признается, что сразу тоже не поверила в его успех, но уже на этапе реконструкции здания поняла, что человек он серьезный и ответственный. «Думаю, все дело в напористости. Поставил цель и добивается, несмотря ни на что. Нашелся товарищ с характером и сумел сделать», — комментирует заслуженная художница.

Крестецкая манишка в Париже и Мадриде

Антон Георгиев хотел не просто сохранить крестецкий промысел, но и сделать из него современный бренд. И в этом ему помогла супруга Александра. Дизайнер по образованию, она сразу разглядела одежный потенциал знаменитой вышивки и предложила запустить изящную весенне-летнюю коллекцию.

«Мы не повторяем старинные русские наряды. Александра создает коллекцию современной одежды, которую можно носить и каждый день, и по особым случаям. Но главная особенность ее моделей — это органичное использование возможностей традиционной сквозной вышивки в технике „Крестецкая строчка“, — поясняет Ирина Васильева. — В коллекции „Весна-лето 2018“ используются только натуральные ткани: лен, хлопок и их различные комбинации. У нас есть блузы, платья, юбки, брюки, жилетки. Но изюминка коллекции — это манишка. Раньше шили такие блузки без рукавов с завязочками по бокам».

Самый главный аксессуар в весенней коллекции — кружевные воротнички. Они могут и оживить строгое платье, и добавить неожиданные нотки в вечерний наряд. Кружевные воротнички некогда спасали советских модниц, помогая им выделиться из толпы. Сейчас же это популярный и очень стильный аксессуар.

Новую коллекцию уже увидели Париж и Мадрид, где фабрика «Крестецкая строчка» при поддержке Минпромторга участвовала в выставках. Весеннюю коллекцию не презентовали отдельно, но сотрудницы предприятия сами были одеты в свои фабричные наряды. «Посетители выставки любовались нашими изделиями и изумлялись технике исполнения, не могли поверить, что это вышивка, — смеется Ирина Васильева. — Некоторым даже казалось, что это вырезано лазером из пластика. Они спрашивали: „Ну, разве можно создать такое руками?!“ Все внимательно рассматривали, просили разрешения сфотографировать и говорили, что не понимают, как это сделано. Испанские вышивальщицы восхищались сложностью приемов, признавались, что так не умеют».

«Из всего, что мы делаем, самое перспективное — это одежда, — уверена Мария Афанасьева — Ее и будем развивать: искать интересные ткани, работать над моделями. Наши темы — это лето, отдых на море, дача. Очень хочется сделать что-то вечернее, нарядное».

Новые изделия «Крестецкой строчки», созданные за эти два года, высоко оценили известный историк моды и телеведущий Александр Васильев и модный эксперт и писательница Эвелина Хромченко. Недавно на фабрике закончили вышивку для коллекции дизайнера одежды Ольги Вильшенко.

Золотой век для творчества

Заслуженная художница признается, что сегодняшний порядок на фабрике — это золотой век для творческих людей. «В советское время производство было массовым. Все так было спланировано, что на изящные авторские вещи просто не хватало времени. Не было индивидуальных заказов, мы делали стандартные вещи по ГОСТу. А сейчас мы абсолютно вольны в моделях. Мне как художнику так работать намного интереснее. Всякий раз хочется, чтобы строчка по-новому зазвучала, чтобы сочетание техник дало все-таки что-то необычное, чего еще не было», — радуется мастер.

У Антона Георгиева на Крестецкую строчку большие планы. Он уже вложил в предприятие, производство и музейные экспонаты 150 миллионов рублей и не собирается останавливаться.

Антон Георгиев в ближайшее время намерен заняться объединением всех новгородских ремесленников в ассоциацию, чтобы вместе продвигать народное творчество и привлекать инвестиции в регион. Он хочет и дальше развивать сельскую местность, создавать там стабильные рабочие места и поднимать в Новгородчине уровень жизни. «Крестецкая строчка» и «Медовый дом» для него — это лучший способ показать свою любовь к России и ее людям.

Больше по теме

Вышиваем по азбуке: как работают мастера «нижегородского гипюра»
Красным по белому, белым по кумачу: история заонежской вышивки
Главный художник фабрики «Крестецкая строчка» Мария Евгеньевна Афанасьева внесена в Книгу почёта Новгородской области
Скромное обаяние льна