19.12.2018
Прямая речь

От плетеных стаканчиков к президентским самоварам

Как мастер из Шадринска прославляет бересту на весь мир

От плетеных стаканчиков к президентским самоварам

В 1990 году военный штурман Владимир вышел из военных рядов, устроился на завод и быстро заскучал: душа просила творчества, а руки — дела. Прошло 27 лет, и о его берестяной мастерской «Честа» знает уже весь мир: губернаторы и сенаторы спешат заказывать в Шадринске подарки для дипломатов, крупные фирмы просят сделать берестяные сервизы с логотипом. Берестяных дел мастер бесплатно учит народному промыслу всех желающих и не собирается останавливаться.

«Береста — это про свободу и творчество»

История знаменитой сегодня шадринской бересты из мастерской «Честа» началась в 1990 году, когда военный штурман Владимир Махнюк уволился из вооруженных сил в звании майора и устроился мастером на завод. «Я уже через год понял, что для души чего-то не хватает. Просто хотел чем-то наполнить свой быт, мне скучно было: надо было чем-то руки занять и голову», — признаётся он. К народным промыслам его тянуло всегда, выбор стоял между работой с лозой, берестой и резьбой по дереву. Но одного желания было мало — нужен был наставник. После нескольких встреч с мастером Олегом Колмогоровым Владимир Георгиевич решил больше не испытывать судьбу, потому что понял: береста — это его дело.

«Там есть возможность для свободы и творчества, а после службы в армии это было самым главным для меня. Я наконец нашел, куда приложить свой потенциал. Мне было это интересно, я видел, что из бересты можно делать гораздо больше, чем кажется. Это не просто бытовой материал из прошлого крестьянского быта», — объясняет Владимир Махнюк. Через год после первого знакомства с берестяным делом он уволился с завода и начал заниматься промыслом по-настоящему.

Олег Колмогоров учил его делать из бересты классические стаканчики, туески, короба и шкатулки, но Владимиру это однообразное занятие быстро наскучило. Он начал разрабатывать свою технологию — усложнять формы: сочетать конусы, цилиндры, приспосабливать к ним декоративные ручки.

«Береста — это верхний слой коры берёзы, что-то среднее между кожей и древесиной. У этого материала огромная цветовая гамма, начиная от белого, светло-жёлтого, серебристого и до тёмно-коричневого и красного. Изюминка бересты в её фактуре: на березе есть сучки, наросты, и все они отпечатываются на её верхнем слое — это выглядит очень красиво и естественно, так, что ничего дополнительно придумывать не надо», — восторженно рассказывает о своём любимом материале Владимир Георгиевич.

Даже сегодня, когда он делает уже не стаканчики, а огромные бочонки, мастер не подвергает бересту никаким химическим воздействиям. Просто формирует несколько слоев определённой формы. А дальше включается принцип фанеры: если 3 — 4 слоя бересты наклеить на какую-либо форму, она становится прочной и упругой. Все изгибы потом маскируются декором.

В берестяной чайник поверили даже китайские мастера.

Первым предметом, технологию изготовления которого Владимир Махнюк разработал самостоятельно, стала молочная крынка. Из-за того, что береста — это прекрасный теплоизолятор и антисептик, молоко в ней не портилось трое суток.

«Эта крынка стала доказательством того, что из бересты можно делать любую столовую посуду. Тогда я решил, что хочу обязательно открыть для бересты двери столичных и мировых музеев», — улыбается мастер.

После крынки он сделал чайник, абсолютно герметичный, с носиком и ручкой, а дальше понеслось — чашки, кувшины и даже самовары.

К себе и своим изделиям он очень суров. Его посуда должна быть максимально утилитарной и качественной. «Всё используется по прямому назначению: если это чайник, значит, в него можно наливать чай и заваривать там же. Важно, что в нашем чайнике кипяток не остывает до трёх часов, а в самоваре — до пяти. Если холодную жидкость наливаем, то в берестяной посуде она не нагревается. Например, берём кружку с квасом, ставим на пенёк под солнышко, проходит час, а напиток не нагревается. Это природный термос», — гордится Махнюк.

Он сумел удивить своим берестяным чайником даже мастеров из Китая, которые до знакомства с его изделиями самоуверенно заявляли, что чайник может быть только керамическим или фарфоровым. Когда несколько лет назад Владимир Георгиевич узнал о проходящей в Шанхае «Всемирной выставке чайников», то сразу отправил заявку, но получил отказ, ведь его чайник не был керамическим. Но мастер не сдался и отправил берестяной чайник в оргкомитет выставки. Через месяц пришло письмо: «Ваше изделие включено в „100 лучших чайников мира“, приглашаем принять участие в нашей выставке». Владимир Махнюк такому решению, конечно, обрадовался, но в Китай не поехал: к тому времени его уже позвали на выставку в Париж.

Путь к международной славе был долгим и очень непростым. Берестяная посуда шадринского мастера нравилась многим, но выкладывать за неё деньги в сложные 90-е годы мало кто хотел. Тогда Владимир Георгиевич решил сделать ставку на выставки. Приехал в Москву и отправился презентовать свою посуду в Музей декоративно-прикладного искусства. Там его оценили и пригласили на выставку «Береста России», а ещё через полгода предложили открыть уже персональную выставку. Но и после неё известность к Махнюку пришла не сразу: пришлось много лет ездить по народным ярмаркам, платить там за место и постепенно знакомить Россию с шадринским промыслом.

«Мы делаем из бересты то, что никто не делает. Пытаются сейчас некоторые повторять, но не получается у них», — раскрывает секрет успеха Владимир Махнюк. В 2008 году он решил поделиться тайнами берестяного промысла и выпустил в издательстве «АСТ-Пресс» книгу «Береста. Техника. Приемы. Изделия: Энциклопедия». В ней он подробно описал всю технологию изготовления посуды из бересты. «Но 8 лет прошло, а до сих пор ни одного нормального подражателя не появилось. Наверное, потому что это нудно в чём-то. Большинство не справляется, потому что терпения не хватает», — иронизирует мастер.

«Из Зауралья в Бразилию»

В 2010 году директор Шадринской мебельной фабрики Андрей Романовский предоставил свои площади для новой мастерской Владимира Махнюка и вложил деньги в ремонт и оборудование. «Оно у нас не очень хитрое: токарный станок, электрический лобзик, несколько наждачков и гидравлический прессик. Все остальное — элементарное и простое: ножницы, ножики, линейки, карандаши», — делится Владимир Георгиевич.

Сегодня в мастерской «Честа» работают восемь человек. Всех их мастер обучал бесплатно, для этого разработал свою систему наставничества. Когда приходит новый человек, его учат делать простейшие изделия, например, берестяные стаканчики. Если за полтора-два года сделает тысячу хороших стаканов, значит, готов переходить на следующий уровень, то есть учить другого новичка делать эти же стаканы. И только когда этот его преподавательский курс заканчивается, то следующий по уровню мастер уже принимает его и учит делать что-то новое.

Для того чтобы участвовать в международных выставках, шадринский мастер Махнюк прошёл несколько художественно-экспертных советов в различных инстанциях, включая Министерство промышленности и торговли, и получил удостоверение, что его берестяные шедевры действительно относятся к изделиям народных художественных промыслов признанного художественного достоинства. Этот документ даёт мастеру право принимать государственные заказы на льготных условиях. Те себя долго ждать не заставили.

В 2017 году Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко принимала официальную делегацию из Бразилии. В подарок президенту Мишэлу Темеру она вручила берестяной мини-бар в форме футбольного мяча, сделанный в мастерской «Честа».

«Мы постоянно делаем необычную берестяную посуду для первых лиц. У одного только президента Путина уже есть три наших самовара, а уж про министров, мэров и губернаторов даже не говорю», — рассказывает Владимир Махнюк и тут же признается, что его мастерская готова делать гораздо больше, были бы заказы.

Сейчас в шадринской мастерской «Честа» мастера, опираясь на опыт и традиции прошлого, готовы выполнить любой современный заказ: от двадцатилитрового бочонка под квас до бутылки под коньяк в форме русской балалайки. К каждому изделию прилагается специальный короб, сплетённый из лозы. На всю посуду (вне зависимости от цены и размера) распространяется пожизненная гарантия, если покупатель чем-то недоволен, мастер бесплатно меняет его товар на аналогичный новый. Только вот за всю почти 30-летнюю историю берестяного промысла Владимира Махнюка такого не случалось ни разу. Планку понижать, само собой, мастера не намерены.

Больше по теме

Краткий кружевной гид
В регионах России возрождают домовую роспись
Интервью с Татьяной Спириной —
Выставка изделий из бересты «Созидая красоту»