Прямая речь

Особый промысел славного города Гусь-Хрустальный

«Любой художник постоянно носит с собой ручку-карандаш-блокнотик. Мысль появилась, или видишь что-то интересное в природе, на улице — делаешь зарисовки. Потом приходишь на работу, доводишь до ума и понимаешь — вот оно. Кажется, поймал, удалось. Лучшие, любимые изделия, как правило, рождены из какой-нибудь почеркушки». Мы поговорили с художниками Гусевского хрустального завода, узнали, что такое налепы, навивы, и чем страшен «Гусь-Механический».

Как и почему художники попадают на завод

«Живой классик» — так без преувеличения можно назвать Владимира Ивановича Касаткина. Он — заслуженный художник России, Почетный член Российской Академии художеств, обладатель множества профессиональных наград, Почетный гражданин города Гусь-Хрустальный.

Касаткин — коренной гусевчанин. Первые уроки рисования он получил в местной изостудии, а навыки работы со стеклом и хрусталем — на Гусевском хрустальном заводе, куда пришел по примеру отца, опытного мастера-алмазчика.

Декоративная композиция «Навстречу ветру». Авторы — Александр Грызунов (форма), Максим Морозов (гравировка)

По окончании средней школы Владимир Касаткин был направлен на обучение в Ленинградское художественно-промышленное училище имени Мухиной, а потом вернулся на завод, где и сегодня продолжает создавать новые и во многом новаторские изделия и коллекции.

Александр Грызунов тоже родился в Гусь-Хрустальном. Его отец, работавший в инженерно-технической службе хрустального завода, с четырех лет приводил сына на производство, и Саше было там интересно. Когда он стал старше, решил продолжить династию.

«Я поступил на художественно-графический факультет Владимирского педагогического института, — рассказывает Александр. — Специализация „керамика“ у нас была, а от нее полшага до стекла. Курса со второго-третьего я уже точно знал, куда пойду работать и чем буду заниматься».

Получив диплом, он устроился на Гусевской хрустальный завод простым рабочим, потом перешел на опытный стекольный, а в 2010-м «вернулся туда, куда всю жизнь стремился» и стал художником Гусевского хрустального завода.

Александр — неоднократный победитель профессиональных конкурсов, призер Всероссийского смотра «Молодые дарования».

«Из гусевских» и Наталья Любимова. Учиться рисовать она начала на художественном отделении детского центра «Исток». Получила специальность «промышленный дизайнер» во Владимирском Государственном гуманитарном университете. Еще будучи студенткой, стала победителем конкурса молодых талантов, объявленного Гусевским хрустальным заводом, и была приглашена в штат предприятия.

С наставниками Наталье очень повезло: ими стали настоящие мэтры — прославленные художники Владимир Иванович Касаткин и Вячеслав Сергеевич Зайцев. Они познакомили с производством, обучили тонкостям работы художника по стеклу, помогли с выполнением первых самостоятельных заданий.

Наталья — автор хрустальных символов областных и городских праздников «День любви, семьи и верности», «Варварины дни», подарков для именитых спортсменов и других известных людей. Ее изделия, созданные по заказу кинематографистов, даже появлялись на широком экране.

Светлана Березина родом из Челябинска. Здесь она закончила художественную школу, училище, а затем продолжила обучение в Санкт-Петербурге — на отделении «Стекло» Государственной художественно-промышленной академии имени Штиглица.

Первым местом ее работы оказался Дятьковский хрустальный завод — предприятие, где Светлана проходила преддипломную практику. Когда она узнала, что в Гусь-Хрустальном возродили знаменитое «мальцовское» производство, решила отправиться туда. «Мне всегда хотелось работать с цветным хрусталем, а там это было возможно и открывало новые перспективы».

Выбор оказался верным. Сегодня Светлана — член Союза художников России, лауреат многих престижных конкурсов, участница крупных выставок.

Как всё начиналось

В 1756 году орловский купец Аким Васильевич Мальцов основал очередную «фамильную» стеклянную фабрику, выбрав место во Владимирском уезде Московской губернии, при сельце Никулине, в урочище Шиворово, что на реке Гусь. Отсюда и возникло название будущего города — Гусь-Хрустальный.

К середине XIX века гусевская фабрика Мальцовых числилась в ведомостях мануфактур как «чисто русское хрустальное производство», работавшее исключительно на отечественном сырье и топливе, имеющее русские кадры. Самобытные произведения гусевских мастеров славились далеко за российскими пределами и производили фурор на престижных международных выставках. В числе постоянных заказчиков и покупателей значились известные коллекционеры, крупнейшие ювелирные компании и даже царственные особы.

Декоративная композиция «Светлое Воскресенье». Автор — заслуженный художник России Владимир Касаткин.

В начале XX века Гусевской хрустальный завод был национализирован. В сороковых годах здесь наладили массовый выпуск недорогой прессованной посуды (стаканов, блюдец, сахарниц, масленок) и стеклянных пуговиц. В годы Великой Отечественной войны производство гражданской продукции пришлось свернуть до минимума, чтобы обеспечить поставки для нужд фронта (завод выпускал медицинские ампулы, шары для горючей смеси, колбы для термосов, фляги, светотехническое стекло).

Возвращение к мирной жизни позволило начать возрождение хрустального производства. В начале пятидесятых годов на заводе приступили к выработке свинцового хрусталя. Появились новые печи и автоматизированные линии, современные технологии варки цветного хрусталя и роботы для нанесения алмазной грани. Росли объемы производства, расширялась география экспорта, продукция завоевывала медали международных выставок и государственные награды.

На рубеже XXI века жесткая конкуренция между многочисленными производителями привела к обесцениванию изделий из хрусталя. Экономический кризис ускорил разрушительный процесс. Легендарный промысел мог прекратить свое существование в Гусь-Хрустальном, но производство удалось возродить. 26 декабря 2013 года Гусевской хрустальный завод, который теперь носит имя своего основателя, купца Акима Мальцова, возобновил работу после двухлетнего перерыва.

Как устроена работа художника

До сих пор, как и во времена Мальцовых, все изделия создаются вручную. Традиции старых мастеров на Гусевском хрустальном заводе продолжают около ста специалистов уникальных профессий: художники, стекловары, выдувальщики, алмазчики, граверы.

Понятно, что хрусталь ручной работы — дорогое удовольствие, но зато, как говорят художники, в нем есть душа. «В каждом изделии — талант и сила мастеров, через руки которых оно проходит, каждое — неповторимо. Нам важно сохранить то, в чем мы были сильны и сто, и двести лет назад. А если автоматизировать производство, то будет уже не Гусь-Хрустальный, а Гусь-Механический», — говорит Александр Грызунов.

Начинается творческий процесс в мастерской — с проработки рисунков и подготовки чертежей. Потом продолжается на верстаке, где по эскизам и лекалам выдувальщики под руководством художника придают изделию зримую форму. Следом — работа с алмазчиками, которые наносят на гладкую хрустальную поверхность алмазную грань.

Подсчитать, сколько времени уходит в среднем на одно изделие, невозможно — сроки могут разниться очень сильно: от считанных часов на выполнение несложной работы до недели, а то и нескольких — на создание большой вазы или авторского произведения.

Особенность хрусталя в том, что он податлив, красив, он многое позволяет тому, кто умеет с ним работать, но и многого требует, ведь любая ошибка может мгновенно все испортить.

«Для меня эта работа — возможность воплощать творческие идеи. — Светлана Березина делится своим отношением к производству. — У нас в стране, к сожалению, мало стекольных предприятий, а хрустальных — по пальцам перечесть. Здесь же все время участвуешь и в производстве заказов, и в обновлении серийного ассортимента, постоянно придумываешь что-то новое и, главное, можешь это осуществить».

Александр Грызунов соглашается и добавляет: «Работа — это не просто часть жизни, это сама жизнь. „Свободное время“ — понятие условное. Любой художник постоянно носит с собой ручку-карандаш-блокнотик. Мысль появилась, или видишь что-то интересное в природе, на улице — делаешь зарисовки. Потом приходишь на работу, доводишь до ума и понимаешь — вот оно. Кажется, поймал, удалось. Лучшие, любимые изделия, как правило, рождены из какой-нибудь почеркушки».

Как создаётся красота

Приемов декорирования хрусталя немало, история каждого уходит вглубь веков.

Например, краклирование, в результате которого поверхность изделия покрывается сеточкой блестящих трещин. Это достигается резким охлаждением заготовки при погружении ее в воду или мокрые опилки.

Навивка на изделие нитей горячего стекла — способ, известный еще древнеримским стеклоделам. Популярно, например, декорирование путаной нитью, когда ее наносят за один прием и беспорядочно.

Панировка — термин сродни кулинарному. Это когда горячее изделие обваливают в цветной стеклянной крошке или в каком-то измельченном нестеклянном материале.

Один из самых распространенных способов декорирования — налепы. «Допустим, я делаю петуха или рыбу с шикарным хвостом, — объясняет Светлана Березина. — Мастер-выдувальщик работает здесь как скульптор. Сначала он выдувает туловище, потом языки хвоста и перья. Каждое — это кусочек горячего хрусталя, который надо прикрепить к туловищу, сформировать и загнуть нужным образом».

Мастера Гусевского хрустального завода владеют огромным арсеналом техник и приемов. Бережно сохраняя давние традиции «мальцовского» производства, они развивают их с учетом веяний времени и добиваются впечатляющих результатов.

Интересно находить «родственные черты» в изделиях современных мастеров и произведениях, созданных их далекими предшественниками. Вот так берешь бокал и невольно совершаешь путешествие во времени.

Попробуйте — это очень увлекательно.

Больше по теме

Выставка «Пасхальный перезвон»
Волшебный мир стекла и хрусталя в Иркутске
В Иркутском художественном музее открылась выставка «Волшебный мир стекла и хрусталя»
Открытие Центра поддержки народных промыслов в Ингушетии