18.09.2019
Прямая речь

Мастер, связавший свою жизнь с платками

Та, что придумывает рисунок для снежинок:

«Я вяжу узор один раз – интересно, как получится. Второй раз не вяжу – индивидуальное мастерство»

Истории оренбургских пуховых платков более 250 лет. За пределами Оренбургской области пуховые платки стали известны в конце XVIII века, а уже в середине XIX века русский народный промысел снискал международное признание. На протяжении этого времени техника их изготовления не менялась, и производят настоящие платки до сих пор только в Оренбургской области. Главная причина – особенность пуха местных коз, все попытки разведения которых в иной местности не увенчались успехом. Один из самых известных мастеров по изготовлению «паутинок» – Людмила Чиненкова.  Она создала более 2000 изделий. Среди её работ – платок для Людмилы Зыкиной, косынки на Олимпиаду, а также выставочные произведения искусства 

«Я всё могу понемножку: и филейную вышивку, и ришелье, и крестиком, и гладью, но вязание – это уже особый вид» 

Я работала на «Комбинате Оренбургских пуховых платков» с 80-го года. Сейчас мне уже 80 лет, и последние два года я делаю только что-то эксклюзивное, под заказ, если просит бывшее руководство. За всё время работы другие производства никогда не пытались переманить меня. Во-первых, я живу далеко, в самом Оренбурге своих мастериц хватает, а, во-вторых, фабрика – это одно, там машинная вязка, а у нас чисто ручная.

В пуховязальной отрасли я уже, считайте, 40 лет. До этого я много где работа: и на заводе, и шила – разного рода труд, в основном рукоделие. Я с детства вязала крючком, рисовала узоры и заполняла ими тетрадки, а  потом переносила на полотно. В 58-м году я приехала в Медногорск (Оренбургская область), здесь вяжут «паутинки», мне это стало интересно, и я начала вязать, научилась прясть. И продолжила разрабатывать рисунки. Даже когда была начальником пуховязального цеха, узоры я придумывала сама.

 Так-то я всё могу понемножку: и филейную вышивку, и ришелье, и крестиком, и гладью, но вязание – это уже особый вид. Я же не только платки-паутинки делаю, но и пончо, кардиганы. Длинные кардиганы вязать особенно хорошо – интересно: с узорами, квадрат серый, квадрат белый… Вообще я заинтересована вязать не сразу всё, а что-то новое всегда – интересно, как получится. Второй раз я уже не вяжу, индивидуальное такое мастерство. 

Механика производства: как не попасть на подделку

Покупаем на рынке козий пух, пух оренбургских коз – самый тонкий, всего 16-18 мкм, растеребриваем его: перхоть, солому, репей – всё отделяем, на один раз прочёсываем, потом моем, сушим, снова чешем и выбираем волос, ворс – в общем, всё делаем чистенько. И начинаем прясть: стрижём, ссучим с шёлком. Механика производства не менялась на протяжении веков – так и идёт, никак её не поменяешь. Изготовление одного настоящего платка-паутинки занимает недели две, а поддельного, запрядного, три дня – и готово. А цены при этом берут запредельные.

На рынке сейчас очень легко попасть на запрядные пуховые платки. Когда мы в правую сторону прядём, ссучивать пряжу надо в левую сторону – платок двухсторонний получается. А когда обман идёт на рынке – всё прядут в одном направлении: и пух, и шёлк одновременно делают, шёлка почти не видать, получается однообразная масса. Такие платки год-два – и они все вылазят, непрочные. А по-нашему, как мы делаем (прядём отдельно, а потом ссучиваем), платки могут до 20-30 лет держаться. Очень обидно, что люди по незнанию оказываются обманутыми. 

Как отличить настоящий платок от запрядного: берёте ниточку, там должен хвостик быть (если хвостик убран –  иголочкой вытягиваете ниточку), и смотрите в одном направлении они ссучены или в разных. Шёлк должен отделяться от пуха. 

Тайна создания узора

Во всём этом многоступенчатом процессе мне больше всего нравится рисовать новые узоры. Когда рисуешь новый узор, и эдакий шедевр выходит из-под карандаша, потом хочется его связать – а как получится на самом деле? И получается. Интересно…

Даже не знаю, сколько узоров создала за жизнь. Я нарисую – раздаю, кому-то понравилось – отдаю свои узоры другим вязальщицам. Я почти всегда вяжу новый узор, но есть один, который мне очень нравится – шестигранная фигура в центре – снежинка или ромашка, и в кайме снежинки или ромашки. Узор каймы должен обязательно сочетаться с центром, и это должен быть не набор элементов, а именно разнообразие. А то иногда смотришь на рынке – ну, красивая вроде «паутинка», но это просто набор элементов, и не более.

Лучше всего мне работается в тишине. Я очень тишину люблю, и чтоб где-то вдалеке было включено радио. Радио мурлыкает, и я вяжу. Так убаюкивает, и так спокойно, и вяжется, вяжется, вяжется…Знаете, даже ассоциативно эта тишина с вкраплением еле различимых слов, музыки, потрескаваний похожа на своего рода «паутинку». 

Об изменчивом спросе и любимых вещах

Последние четыре года «паутинки» мало берут. То ли люди жадные стали, то ли насытились, то ли рекламируются они мало, то ли запрядных делают много – их же штампуют; а может, их разбирали зарубежные гости, когда приезжали к нам, а теперь вот не ездят. Вообще большинство таких вещей сейчас даже через Комбинат можно реализовать с трудом. А вот кардиганы, топики и перчатки, которые я сейчас вяжу, разбираются прекрасно. Но перчатки – это же обыденная такая вещь. Но я вяжу…

Хотя я для себя никак изделия не различаю, за каждое рада: если кто-то заказал что-то, я сделала, и человеку понравилось – ради бога – носите, пусть греет и вас, и душу. То есть для меня платок, созданный для Людмилы Зыкиной, никак не выделяется из ряда всех остальных вещей. Помню, мы ей ещё кардиган рисовали, хотели связать, но в тот год она умерла, не получилось у нас. 

За всю жизнь у меня было одно любимое изделие – ажурная длинная накидка с капюшоном в виде салопа, очень красивая. Но не знаю, где она – кто купил, куда девали, мне её от Комбината заказали – «свяжи что-то новое». Увидеть было бы, конечно, интересно. Знаете, я однажды видела своё изделие после продажи, у нас в Медногорске, женщина купила то ли в Москве, то ли в аэропорту (киоск наш там есть) кардиган. Я смотрю –  она идёт, а кардиган мной связан. Я ничего не сказала. Но было приятно, очень.

 

Больше по теме

Работы молодых мастеров художественных промыслов в Волгограде
Новая дизайнерская коллекция с использованием народных художественных промыслов представлена на Неделе высокой моды в Париже
«Души и рук творенье»
Выставка «РусАртСтиль»