28.10.2021
Прямая речь

«Дерево понимать надо»: плотник из Томска построил мост по эскизу Леонардо

Главное в работе с деревом – увидеть, где оно лучше выполнит свое предназначение

«Дерево понимать надо»: плотник из Томска построил мост по эскизу Леонардо

Плотник − одна из самых древних профессий. Народ его на всякий случай побаивался − считалось, что плотник умеет заглядывать в неведомое. Сотни лет стоящие деревянные церкви. Вековые дома из дерева. Шедевры деревянного зодчества. Шедевры − это всегда попытка подняться над человеческой природой. А древние обереги − резные «письмена» на деревянных наличниках?

Плотник из Томска Иван Скоморощенко построил мост по эскизу Леонардо да Винчи. «Главное в работе с деревом − это сортировка», − говорит мастер. Под этим казённым словом спряталась гармония: «сортировкой» Иван Валентинович называет способность человека видеть, где дерево будет на своём месте, где ему будет удобно, где оно лучше всего выполнит своё предназначение. Сортировка − это и опыт, и талант, и мастерство, и интуиция. И − ну это совершенно невозможно не брать в расчет − магия.

Тут и Иван Скоморощенко согласен − вещь непростая. Он этот язык знает, различает деревянное кружево сибирское и европейское, и есть во всём этом добрая щепоть чудесного, как ни крути.

Можно ли это объяснить на пальцах? Мастер неуловимым движением достает откуда-то полено и принимается показывать рисунок волокон и объяснять, что поперёк этой природы дерева делать ничего не следует, а нужно плотнику идти по волокнам, и вот тогда всё будет гладко и хорошо. И, может быть, в результате получится тот самый шедевр. «Вихор», завиток волокон на полене под его пальцами будто бы начинает разглаживаться…

А вообще плотник − это удальство, говорит Иван Скоморощенко. «Не путайте с бахвальством!» Это желание удивить, это щекочущая смелость − а дай-ка я сделаю вот так, как никто и никогда! Это тяга к загадкам. Мост по эскизу Леонардо да Винчи! Ни чертежей, ни расчетов. Взял томский плотник и построил. Без единого гвоздя. Разве что на тротуарах гвозди есть, но это уже для удобства людей сделано, а к конструкции моста это не относится: тут бревна держат себя сами.

И вот уже Скоморощенко вертит на столе карандашами-брёвнами, показывая, как это они так держат себя и как тут надо учесть их вес, да наклон, да ветер. Математик сел бы считать да запутался − а плотник пригляделся и построил. Вот и разница. «Теоретики тоже нужны», − успокаивает Иван Скоморощенко.

После того как Иван Скоморощенко разгадал загадку Леонардо, он хочет продолжить дело тезки Кулибина − было у того в планах строительство моста через Неву, тоже уникальной конструкции. На рисунке под аркой моста проходят большие корабли. Томский мастер хочет воплотить идею изобретателя тут, на месте, чтобы город гордился, − уже и место переправы через одно из томских озёр приглядел, надо только договариваться с властями и собственниками участков.

Кстати, когда на мост Леонардо да Винчи/Скоморощенко в экопоселении Азъ Градъ  впервые пошёл народ, автор сооружения стоял под мостом, на льду озера. Мол, рухнет − так пускай на меня.

Попади сто раз в одно место

Актёру Александру Михайлову в Азъ Граде Иван Скоморощенко поставил дом из бруса диаметром 180 миллиметров. Для Сибири самое то, рассказывает мастер, будет тепло, и обшивать такой дом не нужно ни изнутри, ни снаружи. Построили с бригадой − ученики плотницкой школы − за восемь дней, и в последний день подмастерья взмолились: минус 36 градусов на дворе, не пойдем сегодня, хоть режь! Скоморощенко заканчивал на пару с другом, и рукавицы, говорит, не спасали. Это удальство? Нет, пожалуй. Это терпение. И без него в профессии не обойтись. Как Скоморощенко обучает будущих плотников − куда там Шаолиню со своими боевыми искусствами.

«Даю ему брёвешко: попади сто раз в одно место. А сам за ним наблюдаю потихоньку. Как стоит, как инструмент держит, − рассказывает дядя Ваня. − Вижу: разброс у него между отметинами, маленько − сантиметров этак десять! Начинаю поправлять − встань по-другому...»

Учиться плотничать к дяде Ване приезжали и из Франции, и из Бельгии, и из Германии, не говоря о России. А скоро − очень надеемся! − откроется школа для томских мальчишек. Уже записались 12 человек. Иван Скоморощенко нервничает − чиновники требуют у него лицензию на преподавательскую деятельность. Кстати, слова «топор» мамы пугаются не меньше чиновников: «А вдруг сын без пальцев останется?!»

« Я топор взял в руки в пять лет, − говорит Скоморощенко. − Сейчас мне 35 (до ста осталось), и вот они, пальцы − все на месте...»

А еще для такой детской школы очень нужна территория.

«Началась движуха»

А еще одно дело, к которому трепетно относится Иван Валентинович, − это сохранение деревянных домов в Томске, столице сибирского деревянного зодчества. Плотник − сокровище «Том Сойер Фест – Томск», как говорят координаторы движения в регионе Ольга Павлова и Светлана Савина.

Действительно, это союз, можно сказать, рожденный на небесах. Волонтерам − в основном молодежи − не хватало знаний и опыта мастера. Ему, душой болеющему за деревянное зодчество, нужны были единомышленники, способные не только на сочувствие, но и на реальные дела. Нашли друг друга − и теперь почти не расстаются. Создали Центр сохранения исторического наследия.

«Началась движуха, − довольно улыбается мастер. − Пускай пока мы много делаем, что называется, на коленке. Пускай пока без особой помощи властей. Но главное − теперь есть команда!»

«Наследить в жизни хочется. А наследить нужно правильно», − говорит Иван Скоморощенко.

С командой у него это точно получится: в планах − восстанавливать не дома в разных концах города, а целые кварталы, то есть городскую среду.

Источник информации и фото: Российская газета.

Больше по теме

Грант на креативную экономику
Старым постройкам возвращают исторический облик в 17 городах и сёлах России
С произведениями известных мастеров Торгово-промышленного музея кустарных изделий можно ознакомиться после 100-летнего перерыва
Мастер-класс по работе с деревом провели для школьников Татарстана