18.09.2019
История

Синим по белому

разбираемся в гжели

Синим по белому

Бело-синие узоры, украшающие посуду и фарфоровые фигурки сегодня известны по всему миру. Формально такой узнаваемый гжельский фарфор появился в начале XIX века, но началась эта история намного раньше.

Еще в XIV веке в летописях Ивана Калиты упоминаются залежи белых гжельских глин, а в XVII веке царь Алексей Михайлович начинает присоединение Гжельской волости к аптекарскому приказу по производству алхимической глиняной посуды. Волость включала в себя 27 деревень, сейчас именуемых «Гжельским кустом», и располагалась в 60 километрах от столицы. И пусть у каждой деревни было и есть своё собственное название, в народе их зовут общим именем — Гжель.

В то время, помимо аптекарских сосудов из белой глины, изготавливали чернолощёную и разноцветную муравленую керамику, которая вовсе не являлась предметом роскоши, а находила себе место в трактирах, постоялых дворах и домах обычных людей. Но когда около 1800 года в деревне Володино крестьяне, братья Куликовы, нашли состав белой фаянсовой массы, местный промысел начал приобретать свою уникальность. Здесь основали первый фарфоровый завод, а спустя столетие их число выросло до 178 (в это же время гжель и стала двухцветной).

Немые мастера и другие секреты

Интересно, что поначалу процесс производства расписного фарфора был большой тайной. Существует легенда о том, что владелец первого завода нанял немого мастера — чтобы уж точно сохранить в секрете все тайны изготовления гжели. Однако находчивые крестьяне сумели-таки подобрать ключик к сердцу мастера, и тот в порыве тщеславия молча весь процесс продемонстрировал .

Неудивительно, что создание гжели держалось в таком секрете, ведь это действительно очень необычный и трудоёмкий процесс, в котором очень большое значение имеет ручная работа. Нарисованный карандашом эскиз изделия расписывают на бумаге, а потом лепят из пластилина. Полученная модель становится основой гипсовой формы. Одновременно с этим в других цехах идет заготовка фарфоровой смеси — шликера. Для этого в глину добавляют кварцевый песок, каолин и полевой шпат. Когда смесь готова, её насосом подают в литейную. Там женщины-литейщицы заливают шликер в гипсовые формы, которые впитывают лишнюю влагу, и позволяют изделию высохнуть в течение суток. Затем его извлекают и досушивают для приобретения желаемой прочности в специальных сушильных помещениях.

После этого начинают оправку: опытный оправщик способен проверить толщину стенок наощупь. Далее следуют два этапа обжига: утильный и политой. Первый обжиг при температуре в 950 градусов превращает заготовку в так называемое «бельё». После него и начинается роспись кобальтом. Изначально чёрный, он становится ярко-синим после покрытия глазурью и второго обжига, который немного уменьшает изделия в размерах из-за температуры в 1400 градусов.

Существуют три вида гжельской росписи: растительная, сюжетная роспись и мелкая пластика. Удивительно, что одной краской мастерам необходимо добиться всей полноты синих оттенков. Но не только тёмные мазки делают гжель такой необыкновенной: оставленное белое пространство обрамляет рисунок своеобразным кружевом.

Вообще, настоящая гжель соответствует целому набору требований: миниатюра должна по размеру соответствовать руке человека, каждый последующий мазок при росписи должен отличаться от предыдущего, а сама роспись обладать неповторимым стилем. Известные гжельские мазки делаются так: краска набирается на одну сторону кисточки и наносится, поворачиваясь вокруг черенка.

Новая и новейшая история промысла

Во время революции народный промысел исчез, вернувшись только в послевоенные годы. Однако до 70-х годов гжель возрождалась тяжело и называлась «товаром широкого потребления». Последующим стремительным подъёмом сине-белый фарфор обязан периоду перестройки, когда Россия активно улучшала свой зарубежный имидж: среди подарков главам других государств часто были расписные изделия.

Внутри страны значимость гжельского фарфора росла такими же методами. Директор ЗАО «Объединение «Гжель» Виктор Логинов своевременно преподнесенным в подарок семье Горбачёвых сервизом во время их поездки в Раменский район сделал Раису Максимовну покровительницей народного промысла: появились льготы, звания, магазины и крупные заказы.

К 2000-м хорошая жизнь «Объединения «Гжель» закончилась, но остались долги общей суммой в 400 миллионов рублей. Не поставив никого в известность, Виктор Логинов продал контрольный пакет акций представителям хлопкового бизнеса, одновременно с этим подав документы на банкротство предприятия. Все ожидали полного краха, но компания справилась с этим вызовом и сегодня снова в строю.

Ещё один гигант фарфоровой индустрии — Гжельский фарфоровый завод — был и остаётся самым крупным производителем гжели. Его история начинается с 1818 года в Ново-Харитоново, где стала работать маленькая фарфоровая фабрика местного удельного крестьянина Якова Кузнецова. После революции завод национализировали, а позднее открыли на его базе художественно-промышленный колледж. Далее дела шли в гору. Предприятие модернизировали. Сейчас в ассортименте завода более 600 наименований. А в 2012 году ЗАО «ГФЗ» было удостоено чести выпустить сувенирную продукцию с символикой XXII Олимпийских зимних игр и XII Паралимпийских игр. Тогда, помимо изделий основного ассортимента, были разработаны авторские скульптуры-талисманы «Сочи 2014».

Сегодня существуют и другие центры производства истинной гжели: НПО «Синь России», завод «Электроизолятор» и Речицкий фарфоровый завод. Но не меньше, а даже значительно больше число предприятий, создающих подделки. Только в районе Гжели их насчитывается около тридцати и около семидесяти в Москве, Московской области и других регионах России.

Народный промысел приобретает новые черты: появляются совершенно нетипичные работы, созданные в соавторстве с современными дизайнерами. Так, в ноябре 2015 года дизайнер Аня Кулачек разработала для завода «Гжель» концепции двух тарелок. Проект начал работать только в 2016 совместно с маркой Moloko, продающей английскую эмалированную посуду фирмы Falcon. Бренд получил название Half & Half в честь смеси из 50% молока и 50% сливок, которую добавляют в кофе и мороженое.

Переговоры с Гжельским фарфоровым заводом шли непросто: так как продукция должна была производиться на заводе, то сначала от новых веяний категорически отказались, потом мастера старались вносить свои коррективы. Но «половинчатая» тарелка, отчасти залитая синевой, и тарелка с точками остались такими, как их задумал автор. Даже несмотря на технические проблемы: было сложно выполнить однородную плотную заливку на «половинчатой» тарелке. В первом выпуске было 140 тарелок. Half & Half планирует идти дальше — выпускать новые предметы и занять площадки в магазинах при музеях.

Очень значимо, что современные художники, дизайнеры и прочие работники арт-пространств находят в гжели вдохновение и новые идеи, поддерживая народный промысел и придавая ему новые оттенки. Интересно, какой гжель будет завтра.

Как не обжечься на гжели

Чтобы приобрести подлинное произведение, необходимо помнить, что, во-первых, маркировка с фирменным логотипом или именем мастера изделия наносится под эмаль — её невозможно стереть. Клейм на английском языке не стоит пугаться — это изделие на экспорт. Во-вторых, рисунок подлинника качественный, с множеством прорисованных мелочей и деталей. А в-третьих, настоящая гжель обладает высочайшей прочностью и характерной только ей округлой формой без излишней вычурности. Рисунки на подделках зачастую выполнены обычной синей краской, а фон отливает серым или желтым цветом. Такая посуда может потрескаться даже от горячей воды.

Больше по теме

Русский фарфор
Цветная эпоха фарфора
В Подмосковье продолжают развивать гжельский промысел
Иконостас от «Фарфора Сысерти» появится в храме Усть-Абакана