История

Ковры России: от кавказских санок до сибирских роз

Ковры России: от кавказских санок до сибирских роз

Что может быть более трогательным и нелепым с точки зрения современного горожанина, чем фото на фоне ковра? При виде подобных фотографий мы ощущаем смущение, а следовало бы испытывать интерес. Ведь, возможно, это одна из последних живых традиций, связывающих нас с предметами, которые раньше сопровождали человека на протяжении всей жизни, были неотъемлемой частью его будней и праздников. И не только где-то там, на Востоке, но и в нашей стране.

В этом материале – о том, кто и как создавал и использовал ковры в России во времена, когда о фотографии ещё не слышали.

Тюменские махровые ковры: на санях – в Париж

По мнению сибирского историка Петра Словцова, тюменские ковры делались «слишком на азиатскую руку, для покупателей с слишком грубым вкусом». Однако это не помешало пушистым махровым коврам снискать любовь всей России и прославиться за рубежом. 

К началу XVIII века в Тюменском уезде сложились как нельзя более благоприятные условия для зарождения коврового промысла. Тут было вдоволь сырья – шерсти, льна и конопли. Но главное, что одни жители города на Сибирском тракте умели делать ковры, а другие – в них нуждались. На одном берегу реки Туры обосновались бухарские купцы, владеющие секретами ковроткачества, а на другом раскинулась ямская слобода, откуда во все стороны света разъезжались ямщики. Последним во время суровых сибирских зим нужно было чем-то утеплять сани и укрывать лошадей. А шерстяные ковры с густым длинным ворсом, подходили для этого наилучшим образом. Так и вышло, что к середине XVIII века ковровый промысел стал самым распространённым среди местного крестьянства.

Первые тюменские ковроделы заимствовали у бухарцев геометрический узор, но вскоре абстрактные орнаменты трансформировались в любимые сибирскими мастерицами розы и маки, сложился характерный для местного промысла рисунок: выразительные красно-зелёные букеты на чёрном фоне. Композиционных решений было всего два. В одном типе ковра несколько крупных цветов помещали в центр, углы украшали небольшими букетами, кайму оставляли узкой – линейной или орнаментальной. В другой композиции, напротив, кайма была пышной, а центральное поле заполняли мелкие соцветия в обрамлении листьев и веток. В обоих вариантах рисунок узора был довольно обобщённым, поскольку длинный ворс не позволял создавать детальный орнамент.

Яркие ковры прочно вошли в местный быт, причём использовали их не одни ямщики, имелись они в домах и купцов и крестьян. А когда был отдан указ собрать по всем губерниям «самые характерные, самые типичные» экземпляры русского мастерства для Всемирной выставки 1900 года, тюменские ковры повезли в Париж. 

Ещё одно доказательство популярности сибирского коврового промысла – картину Василия Сурикова «Взятие снежного городка» – демонстрировал соседний павильон парижской выставки. Красноярский живописец не раз останавливался в Тюмени, и яркий узор привезённого оттуда ковра, помог художнику проявить мастерство колориста. За это полотно Суриков получил именную медаль.

Где делают: «Сибирская ковровая фабрика» (scf72.ru)

Производство, возродившее наследие одноименной фабрики, которая выросла из открытой в  начале XX века ишимской ткацкой мастерской, было возобновлено в 2001 году. Ковры с современными и традиционными узорами, восстановленными по старинным фотографиям, создают вручную два десятка ткачих.

Кийизы Кабардино-Балкарии: акварельная геометрия без единой нитки

Для того чтобы создать ковёр, не обязательно прясть нити. Один из древнейших способов производства полотна из шерсти – валяние. Считается, что эту технику тюркоязычные народы Средней Азии унаследовали от скифов, затем промысел достиг Северного Кавказа, и нашёл своё ярчайшее воплощение на территории современной Кабардино-Балкарии.

«Ала кийиз» или «пёстрый ковер» в былые времена сопровождал человека в его земном пути: по нему невеста впервые входила в дом мужа, на нём восседал хозяин дома, близкие заворачивали в него тело умершего. Функций у ковра в наше время стало значительно меньше, но техника создания и традиционные узоры до сих пор сохранились.

Кабардино-Балкарский ковёр отличается двусторонним узором. Для его создания на циновке жгутами из тёмной шерсти выкладывали контур будущего изделия, а затем – очертания орнамента. Промежутки заполняли шерстью разных цветов, всё это смачивалось горячим мыльным раствором и сворачивалось вместе с циновкой в рулон. Чтобы материал свалялся, рулон вручную ритмично раскатывали по земле.

Традиционная гамма кийиза – серебристая, с добавлением тёплых цветов: оранжевого и красного. Чтобы окрасить белую шерсть, её мыли, протравливали, а затем кипятили в отваре корня барбариса. Чем крепче был отвар, тем насыщеннее получался тон. 

Для придания чёрной шерсти глубокого оттенка, её тоже подкрашивали при помощи отвара из дубовой коры. Только к XX веку благодаря привозному корню марены палитра кийиза пополнилась красными тонами, а немного позже появились искусственные красители, и цветовая гамма ковров обогатилась оттенками синего и яркими контрастными сочетаниями. 

Самый популярный мотив кийизов – расположенные по центральной оси ромбы с выделенной центральной клеткой «кёз» («глаз»). Однако у каждого из районов, где создают валяные ковры, свои особенности рисунка. В Басканском ущелье – полукружья на бордюре, в селении Бабугент – идущий только по длинной стороне ковра двойной широкий бордюр с узорами в виде трилистников и бараньих рогов. Дробный, расчерченный решётками орнамент кийизов Чегемского ущелья напоминает мозаику. А в Черекском ущелье клетку-«кёз» заменяют напоминающим солнцеворот архаичным изображением. Здесь же применяется техника «налепа» (наслаивание узора на войлочную основу), а фон заполняется множеством линейных рисунков: крючков, s-образных и сердцевидных линий.

В наши дни можно научиться распознавать в орнаменте отдельные мотивы, но, к сожалению, значение большинства символов утрачено. Как бы то ни было, узоры кийизов, геометрические и нежные, будто акварельные, продолжают очаровывать.

Где делают: ОАО «Горянка»

Башкирские паласы: от полосок к звёздам

Юго-восток Башкирии – колоритнейший регион, где ещё до второй трети XX века сохранялось кочевание. Ковры здесь были неотъемлемой частью жилища, ими покрывали пол и стены для защиты от холода и жары, и ткали их на тех же станах, что и ленты для скрепления юрты.

Характерная черта местных паласов – продольный узор. Этот тип рисунка появился благодаря использованию старинной технологии: длинные и узкие (шириной 18 – 24 см) полосы материи ткали так, что орнамент образовывался цветными шерстяными нитями основы, а конопляные нити утка были не видны. Тканевые полосы разделяли на отрезки по длине ковра, сшивали встык по пять – семь штук и часто подбивали войлоком. Старинные ковры такого типа можно узнать по неокрашенной шерсти с редкими жёлтыми или красными вставками. Впоследствии мастера стали добавлять и другие цвета, создавая каждый раз новые композиции. Украшался рисунок «зубчиками»: разноцветные полоски как шестерёнки сцеплялись выступами на краях. 

Оседлый тип жизни добавил новые узоры и яркие краски. На юго-западе Башкирии, где кочевать перестали раньше, традиционные паласы заменили яркие килимы. Их ткали на широких станках по усовершенствованной технологии. Теперь уже цветные нити утка отвечали за узор, что позволяло создавать геометрические орнаменты.

Ромбы со ступенчатыми сторонами, вписанные один в другой, – самый узнаваемый рисунок местного ковра, восходящий ещё к средневековому искусству Ближнего Востока. Обычно килим украшен шестью или восьмью ромбами, которые расположены в два ряда, остальное пространство заполнено треугольниками. Ещё один отличительный признак башкирских ковров – диагональная сетка, по которой строится узор.

Со временем фоном для ромбов стали косые широкие кресты, торцы которых позже приняли форму буквы «м», Так появился второй характерный для башкирских килимов элемент – звезда. А ещё позже на концах ромбов (а иногда и в других местах узора) выросли парные завитки – «бараньи рога».

Сегодня встречаются и совсем не традиционные орнаменты килима, к примеру растительный. Однако рисунок извивистых побегов с яркими горстями ягод или цветами остаётся крайне условным, сохраняя характерную для башкирского ковра геометричность.

Где купить: «Агидель» (agidelufa.ru). 

Крупнейшее в Республике Башкортостан предприятие, с 1963 года занимающееся местными художественными промыслами. Традиционные безворсовые шерстяные ковры ручной работы здесь могут сделать на заказ. «Агидель» проводит выставки и мастер-классы, посвящённые ткачеству.

Ворсовые ковры Дагестана: санки, пистолеты и корешки на гербе

Энтузиасты цитируют Геродота, доказывая, что Кавказ славился коврами ещё с античных времён. Искусствоведы сдержанно замечают, что центры народных промыслов в этом регионе сложились в эпоху раннего средневековья и были связаны с Великим шёлковым путём, а расцвета достигли в XVIII — XIX веках. Как бы то ни было, все сходятся на том, что в Дагестане, особенно на юге – наиболее самобытная традиция создания ворсовых ковров.

Удивительные цвета – вот за что, кроме шерсти и редкостного качества работы, всегда ценили дагестанские ковры. Красивого вишнёво-красного оттенка добивались при помощи местного красителя – корня марены. (Сегодня это растение, которое на протяжении многих лет выращивалось в основном для экспорта, красуется на гербе Дербента.) Другой узнаваемый цвет дагестанского ковра – индиго – заслуга привозной краски.

Сложные изящные орнаменты – другая особенность местных ковров. Тончайшие узоры получаются благодаря невероятной плотности (до 1700 узелков на дм²) и высокого, но не слишком ворса. 

Кроме обязательной широкой каймы в композициях дагестанских ковров сложно выделить что-то общее. Однако существуют несколько традиционных типов рисунка.

На коврах «мярхяр» («санки») по центральной оси располагаются поочерёдно квадратные и шестиугольные медальоны, а окружают их формы, похожие на силуэты санок. Основанием для узора «тапанча» («пистолеты») служат фигуры, расположенные по диагонали, и напоминающие скрещенные рукоятки пистолетов или шашек. Они соединяют между собой небольшие медальоны, образуя диагональную сетку. Рисунок ковра «гасан-кала» («крепость») состоит из трёх размещенных близко друг к другу медальонов сложной формы, в которые вписаны шестигранники с розетками внутри. Кайма у «гасан-кала» широкая, с цветочными мотивами.

Такое разнообразие узоров не удивительно, если учитывать, что в годы расцвета местного ковроткачества помыслом занималось более 40 тысяч человек. И хотя в 1990-е традиция была почти утеряна, она продолжает жить по сей день: и в горных аулах, и на небольших производствах появляются на свет новые ковры.

Где купить: «Хивская ковровая фабрика». 

Директор фабрики потомственная табасаранская ковровщица и реставратор Изаят Меджидова – одна из тех энтузиастов, которые восстановили почти утраченный в 2000-е промысел. Среди прочего Изаят Меджидова воссоздала технику натурального окрашивания шерсти.


Литература:

  • Гарунова С.М. Историко-этнографические аспекты изучения дагестанского ковроткачества;
  • Кузнецова А.Я. Народное искусство карачаевцев и балкарцев;
  • Сезева Н.И. Взятие снежного городка;
  • Сезева Н.И. Сюжеты и орнаментальные мотивы тюменского народного ковра (XIX–XX вв.);
  • Смолицкий В.Г.; Чирков, Д.А.; Максимов, Ю.В. Народные художественные промыслы РСФСР;
  • Шитова С.Н. Войлоки, ковры и ткани у южных башкир.

 

 

Больше по теме

Работы молодых мастеров художественных промыслов в Вологде
Ежегодная выставка-ярмарка народных художественных промыслов «ЛАДЬЯ. Весенняя фантазия-2019» пройдет в ЦВК «ЭКСПОЦЕНТР» с 4 по 8 марта
«Души и рук творенье»
Выставка «РусАртСтиль»