История

История городецкой росписи

В мировоззрении народа, в самом строе мыслей людей Заволжья с поразительной силой переплелись религиозные верования раскола, не лишенные мистицизма, пытливое искание истины и пантеистический дух языческих воззрений — во всём, что определило неповторимость культуры Нижегородского края.

Городец, ворота в заволжский край, в прошлом край дремучих лесов и непроходимых болот, глубоких оврагов и прихотливо извивающихся речек, край, овеянный древними легендами. Основан Городец был в 1152 году Юрием Долгоруким и служил крепостью для защиты восточных границ Ростово-Суздальского княжества. Люди были отрезаны от остального мира, деревушки стояли далеко одна от другой, и реки были единственным способом сообщения.

В XVII веке в заволжских лесах появились бежавшие старообрядцы, солдаты и ремесленники с вековыми навыками в разных ремёслах. Расположение Городца на большой полноводной реке, близость Макарьевской (Нижегородской) ярмарки, малые наделы и неплодородная земля способствовали развитию промыслов и торговли. Богатые леса служили постоянным источником сырья. В XVII веке в этих местах начал развиваться деревообрабатывающий промысел. Им занимались крестьяне всех окрестных деревень вокруг Городца. Кто-то вырезал ложки, кто-то точил посуду (чашки, миски, поставки, солонки), а кто-то изготавливал орудия труда для прядения и ткачества, пряничные доски. На берегу Волги располагался щепной ряд (торговля деревянными изделиями). Были здесь сани и дровни, кадки и ушаты, деревянные вёдра и лохани, плетёная мебель и корзины, сита и решёта, и яркие городецкие донца прялок — необходимых женских орудий, так как фабричные ткани были дороги. Донце (часть, на которой сидела пряха, оно же служило подставкой для гребня, на который навешивалась кудель из шерсти или льна, а из неё вытягивалась пряжа) делалось из широкой доски, плавно сужавшейся к головке-подставке с отверстием, куда вставлялся гребень для пряжи.

Пряха, окончив работу, вынимала гребень, а донце вешала на стену, и оно украшало избу, напоминая вышитое полотенце, сама конструкция его была придумана для этого. Поэтому народные умельцы уделяли особое внимание украшению досок резьбой и росписью, донца были нарядными, красочными, расписными.

Промысел расписных донец сложился не сразу. Ему предшествовали три этапа: донца резные, донца резные с инкрустацией, донца резные с инкрустацией и росписью. Почти в каждой семье занимались их изготовлением. Многие работали в избе целыми семьями. Отец или старшие сыновья вырубали топором форму и долбили головку — подставку под гребень. Выглаживали поверхность донца фуганком сыновья помладше. Жена и младшие дети занимались наклейкой головок на донце. До середины XIX века изготовление «белья» для прялок производили из крупного и толстого куска древесины, из которого вырезали широкую лопасть донца, где сидела пряха, и головку (копыл, или копылок), служившую подставкой для гребня, который делал головку прялки похожим на гребешок птицы. Во второй половине XIX века «копылок» стали вырезать отдельно и приклеивать. Никита Краснояров стал изготавливать первые донца с контурной и скобчатой резьбой, в которой применил не только плоские, но и полукруглые стамески. Новшество породило особый — городецкий стиль резьбы. Эти приёмы позволяли делать резьбу более разнообразной.

Весной, когда разливалась река Узола и начинался ледоход, воды сметали даже могучие деревья. Затонув, древесина дуба становилась более плотной и приобретала красивый чёрно-синий цвет. Мастера Мельниковы добывали дуб из реки, раскалывали, сушили в тени, оберегая их от влаги и ветра, чтобы они меньше трескались. Использовали, как правило, сердцевину древесины с более красивой текстурой. Её кололи на тонкие, разные по ширине дощечки, вырезали фигурки людей и коней. Мелкие кусочки дуба пускали на шкантики — деревянные гвоздики. На подготовленной лопасти раскладывали вырезанные фигурки — кони около деревьев, кареты, всадники и барыни на прогулке, лучистые розетки, окружённые цветами и листьями. Вставки мастер обрисовывал, стамесками и киянкой выдалбливал углубления для фигурок, вставлял их в углубления, прикреплял шкантиками, зачищал. Вставки из тёмного морёного дуба рельефно выделялись на светлой поверхности донца. Таким образом, располагая всего двумя оттенками дерева и несложным инструментом, народные умельцы превращали донце в декоративное панно. После этого контурной линией наносили сопутствующие мотивы, и скобчатыми выемками дополняли рисунок. Копылок украшали с одной стороны конём, с другой — птицей.

Знаменитые городецкие донца из осины, инкрустированные морёным дубом, украшались одновременно скобчатой и контурной резьбой. Для скобчатой резьбы характерны плавные округлые линии и мягкие переходы светотеней в желобчатых выемках. Чаще всего так украшались ковши, солонки, вальки для выколачивания и рубели для глаженья белья, игрушки, шкатулки, прялки, детали ткацких станков. Скобчатая (ногтевидная) резьба относится к плосковыемчатой. Она не получила широкого распространения и довольно редка, поскольку необходимая для этого полукруглая стамеска появилась намного позже ножа и мало использовалась, поэтому имелась только в доме профессионального мастера. Элементы скобчатой резьбы можно встретить на прялках, пряничных досках и на остальных изделиях из дерева, в основном в сочетании с другими видами резьбы. Чем плотнее и твёрже древесина, тем сложнее и мельче может быть резьба с тонкой проработкой деталей.

Скобчатая резьба нередко служила декором резьбы объёмной. Её можно встретить на скульптурно обработанных деталях ткацкого станка, на сосудах в виде животных — коня и утицы. На богородских игрушках она незаменима там, где нужно имитировать, например, узоры на одеждах сказочных персонажей.

Контурная резьба служила дополнительным элементом украшения донец. Например, ноги коней выполнялись контурной резьбой, а туловище и хвост — инкрустацией. Птицы, собачки, гуси, иногда кавалеры и барышни позже выполняли контурной резьбой с подкраской отваром коры деревьев или соком ягод.

Контурная резьба имеет графическую основу и требует художественного вкуса, понимания условности и выразительности изображения. Линия — прорезка — основное выразительное средство контурной резьбы. Свободное владение инструментом и художественный вкус позволяли мастерам создавать на дереве выразительные композиции, а подкраска вносила дополнительную привлекательность донцам. Пользовались подкраской очень тактично. Краски из природных красителей неяркие и поэтому не забивают, а дополняют резьбу. Контурной резьбой с подкраской украшался также ткацкий станок и особенно набилка, деталь, за которую ткачиха во время работы бралась рукой.

Контурную резьбу с подкраской с конца XIX века постепенно вытеснила роспись по дереву, взяв многие элементы резьбы, такие как всадники на лихих конях, барышни в пышных юбках, птицы и цветы. Изображения изменились в связи с изменением техники, но остались приёмы обобщённой трактовки мотивов и образов. Живописные изделия превзошли более скромную графичную контурную резьбу.

Возникновение расписных донец датируют серединой XIX века. Резчики начали подцвечивать резьбу соком ягод и кореньев, позже красками для росписи. Подкрашивали светлое дерево основы, и даже вставки из чёрного дуба. Подкраска донец способствовала зарождению нового искусства, которое превратилось в известную на весь мир Городецкую роспись по дереву. В 1870 году в село Косково из Городца приехал иконописец Николай Иванович Огуречников. Он научил местных ремесленников варить клей, готовить краски, показал первые образцы цветочного орнамента и другие элементы, например, иконописного коня Георгия Победоносца. Эти мотивы и дошли до наших дней, и Городецкую роспись можно увидеть на различных современных изделиях. Кроме донец, расписывали поставки (поставцы), солонки, дуги, детские стульчики, каталки, игрушки и многое другое.

Особой известностью пользовались плотницкие деревянные игрушки, отличавшиеся красотой и нарядностью. Здесь делали коней, запряжённых в возок и тройкой в карету. Городецкие «упряжки» достигли необычайной декоративной выразительности. Необычайно популярны были конь-качалка и петух-качалка. Деревянные игрушки были очень дешёвыми, поэтому их изготовляли в больших количествах. Необходимость удешевить товар заставляла отказываться от деталей, что придавало игрушке лаконичность и своеобразие. Подлинное искусство игрушки, воплотившее в себе как традиции и обычаи народа, так и его чаяния и настроения сегодняшнего дня, отличается и подлинной декоративностью.

Здесь делали и особый вид кукол — плоских с лицевой стороны и объёмных с другой. Типажи их очень разнообразны: детские персонажи, девушки с кошками, влюблённые пары, строгие староверы, разряженные мещане. Мастера-игрушечники применяли в работе только топор и нож, а позднее и несложные стамески. Раскрашивали игрушки клеевыми и анилиновыми красками кистью или просто окунали в горшочек с краской.

Другим шедевром народного творчества являются резные пряничные доски. Это специфическая форма резьбы существовала во многих местах центральной России, но, пожалуй, только в Городце она стала подлинным искусством. Этими досками формовали лицевую сторону пряников, отсюда и название «печатные пряники». Пряничные доски резались из хорошего выдержанного материала (берёза, груша, липа). Они выполнялись в контррельефе с применением оригинальной мелкоузорной выемчатой резьбы. Изображения были необычайно разнообразными: древние образы птицы павы, сирина, коня, древа жизни. А также сказочные дворцы-хоромы, всадники с саблями, павлины, рыбы, а позднее пароходы и паровозы. Местные пряничные резные доски являются великолепными образцами декоративно-прикладного искусства и хранятся в собраниях многих музеев страны.

Городец с давних пор славится и «глухой» резьбой по дереву, создаваемой топором и долотом. Плотники украшали резьбой борта судов, которые во множестве строились на Волге. Мастерство удивляло самого Петра Великого, он вызывал их на постройку военных кораблей в Преображенское. А по распоряжению графа В. Орлова городецкие крепостные плотники-корабелы отправлялись на работу в его сибирские вотчины. С кораблей резьба перешла на дома зажиточных крестьян. У резчиков-корабелов были специфические отношения с водной стихией, предполагающие символическую систему охраны судов. У каждого корабля был свой гений, не дающий сгинуть в пучине вод — «берегиня». Её резное изображение чаще всего располагалось на носу корабля, а борта украшались своего рода «охранными грамотками». Берегиня-фараонка — женщина с рыбьим или змеиным хвостом (русалка, нимфа, рыба, змея, крокодил, лягушка — существо, связанное с землёй и водой). Были и райские сказочные птицы — сирины и алконосты, добродушные львы и многие другие мифологические сюжеты с включением различных надписей и дат. В основе глухой барельефной резьбы — растительный орнамент в сочетании с изображениями русалок-берегинь. Традиции современной городецкой глухой резьбы по дереву идут от старинной домовой резьбы, которые перешли с корабельного декора в бытовой и стали основой нижегородской резьбы по дереву — очень своеобразного явления в архитектуре народного жилища и в декоративном искусстве. Карнизные доски домов, наличники окон и ворота, пилястры и навесы стали украшаться корабельной резью. Резчики полагались только на своё художественное дарование, а инструментами были только топор, стамеска и долото, которыми плотники и резчики владели изумительно, создавая непревзойдённые образцы глухой резьбы в виде высокого барельефа на толстых досках или брусьях, вытесанных топором из цельного бревна.

Узорами глухой резьбы покрывались светельчатые (итальянские) окна, наличники, ворота. Во многих деревнях городецкого района почти все дома были украшены глухой резьбой, словно тонким кружевом. Резьбой обрабатывались орудия крестьянского труда, шкафы, киоты, столы, скамьи, домашняя утварь, пряничные доски, шкатулки, панно, оклады икон, мелкая скульптура и другие вещи. Уникальны буфетные шкапы (или «резная горка»). На углах шкапа изображали своеобразное древо жизни, в резных консолях — персонажей мировой истории, главные действующие лица — государи. В такой резьбе тоже много символики: львы, птицы, кони фараонки (русалки). Любая птица (в том числе двуглавый орёл) символизирует Первоматерию, содержащую три начала — сущность, субстанцию и форму. В городецкой резьбе воплощалась богатейшая фантазия мастеров. Красиво и тонко сделанные рисунки изображали листья дикого цикория и одуванчика, виноградной лозы, с тонкими усами побегов и тяжёлыми гроздьями ягод, фантастические цветы, которых нет в природе. Над художественной резьбой по дереву работали целые поколения резчиков-кустарей. Веками вырабатывались вкусы и стили. Складывалась орнаментика, разрабатывались способы и приёмы художественной обработки дерева.

Характерная черта Городца — солидные каменные сооружения соседствуют c деревянными домиками или даже с обычными деревенскими избами конца XIX — начала ХХ века, простыми, но с богатейшим резным узорочьем. Резное убранство построек и принесло главную славу Городцу.

Руки талантливых резчиков выдалбливали самые разнообразные фигурки на фронтонах зданий, на причалах и карнизах домов, и резьба не повторяется, на каждом доме она имеет свой сюжет.

Сегодня избы, украшенные городецкой резьбой, кажутся сказочными теремами. Здешняя домовая резьба (карнизная, фронтонная и резьба по очелью, интерьерная) многочисленна и богата на сюжеты. Интересен на наличниках образ фараонки-берегини: тело посередине разделено надвое простирающимися налево и направо двумя хвостами (двойная ртуть). Она крылата и держит в руках предметы, о назначении которых остаётся лишь догадываться.

На очелье наличника можно увидеть также безымянное существо в сарафане и шляпе, что в русской традиции недопустимо (и в язычестве, и в старообрядчестве, и православии). Это тоже смешение женского и мужского, вероятно скоморох, своего рода языческий юродивый. В правой руке у него посох, в левой — музыкальный инструмент, напоминающий лютню, а может быть колба, из которой валит дым, достигая пасти находящегося справа льва, кусающего собственный хвост (символ единства материи). Львиная грива извивается языками, напоминающими огонь.

На очелье изображали и борющихся льва и змею, что олицетворяет борьбу противоположностей: мужское и женское, сухое и влажное начала. Вырезали на наличниках и фараонки. Например, одна держит кольцо, в котором находится маленькая фараонка (первая рождает вторую). Так же изображали и двух змей.

Мастера прошлого, частично известные, но в большинстве безымянные, оставили нам в наследство огромное богатство — прекрасные образцы «глухой» домовой резьбы, пряничной контррельефной и контурной резьбы, которой можно и нужно не только любоваться, но и изучать, сохранять и развивать.

Это народное искусство — уникальная ценность Городецкой земли.

Больше по теме

Чудо чудное, диво дивное. Городецкая роспись
Более 1500 жостовских подносов представлены на выставке в манеже
Матрёшка: всё о важнейшем символе России
Какие матрёшки сегодня в моде, зачем нужны конкурсы на производстве, и как город Киров заманивает в мир народных художественных промыслов