18.05.2022
История

Как в Татарстане ручной труд вновь сделали прибыльным и красивым

Как в Татарстане ручной труд вновь сделали прибыльным и красивым

В татарстанской провинции сохранилось производство, на котором ручной труд и способ изготовления продукции не менялись уже 95 лет. При этом предприятие полностью окупает себя и даже является прибыльным.

В посёлке городского типа Алексеевское с населением чуть менее 12 тысяч человек работает фабрика художественного ткачества. Политики и почётные гости начинают свое знакомство с Татарстаном именно с изделий этой фабрики, поскольку хлеб-соль и чак-чак преподносят им на вручную вытканных рушниках.

Злоба дня

Предприятию удалось пережить распад Союза, нашествие китайского и турецкого текстиля, пандемию... В 90-е бывшему директору Фирае Сергеевой, чтобы фабрика работала, приходилось заниматься бартером: сливочное масло, которое ей выделял глава района, меняла на конфеты, а их уже потом на пряжу. Тогда большинство работниц ушли, зато теперь некоторые возвращаются. Поэтому нынешние санкции на фабрике встречают спокойно. Сырьё они закупают в больших объёмах из Узбекистана, а пряжа уже давно отечественная.

- В нашей стране то кризис, то политический поворот, но мы хотим остаться. Как говорится, на злобу дня производить и быть интересными покупателю, – делится оптимизмом нынешний директор фабрики Елизавета Терентьева.

В прошлом году фабрика произвела продукции на 11 млн рублей, что на 10 процентов больше, чем в ковидном 2020-м. Когда-то ткацкое производство в Алексеевском занимало сразу два этажа старинного здания в самом центре, насчитывалось 300 станков, теперь же их осталось 12 и деревянные машины скромно расположились в одном из помещений, да и обслуживать их тяжело – это целая наука. Техникумы перестали готовить ткачих: профессия мало востребована. Старшее поколение уже давно на пенсии.

Кадры здесь готовят для себя сами. Открыли курсы по ткачеству. Причем не только для своих. Сейчас, к примеру, набираются опыта девушки из Башкортостана, на обучение записались молодые дизайнеры из Москвы.

- Без понимания, как сделана ткань, стать дизайнером в лёгкой промышленности невозможно, – уверена Елизавета Терентьева. – Мы запускаем обучающий проект, чтобы к нам приезжали, обучались и перенимали секреты ткачества. Пока это совершенно бесплатно, но мы хотим поставить обучение на поток, сами разрабатываем программу. Чтобы ткацкое производство и развивалось в России.

Звенья одной цепи

Есть фабрика «Тканые узоры» в нижегородской Шахунье, а вот череповецкий «Красный ткач» свернул производство еще в 2017 году и даже отдал «на хранение» в Татарстан несколько ткацких станков. К слову, запустить их так и не удалось, поскольку, оказывается, в каждом регионе свои особенности ремесла, и в Алексеевском просто не нашлось мастеров, кто мог бы отладить работу «трофеев».

Выживать только за счёт ткачей не получается. На фабрике имеется и большой швейный цех с полностью автоматизированными и модернизированными машинками. Работают в нем 20 человек. Оборудование успели обновить до 24 февраля. Среди важных клиентов – Министерство обороны.

 

- Нас часто спрашивают: как мы в глубинке смогли выжить в разных экономических условиях? Я считаю, что во многом за счёт диверсификации, – говорит Елизавета Терентьева. – Скажем, во время пандемии закрылись ярмарки, где мы реализовывали ткацкую продукцию. Ушёл туристический поток. Рынку нужны были одноразовые костюмы в большом объёме. Какое-то время кормил швейный цех. Наступило лето, появилось ярмарки и выставки. И обороты у ткачих стали больше, чем у швей.

Часть помещений сдают в аренду – тоже доход. Так, комбинируя разные источники, существует предприятие. Если какое-то из звеньев выпадет, тогда уже тяжело будет выжить.

Ткачиха – золотые ноги

Директор фабрики соглашается: гораздо проще автоматизировать производственный процесс или вообще сдать помещения в аренду. Сегодня редко где в глубинке остались предприятия по пошиву одежды. Но считает главной задачей для себя и коллектива – сохранить ткацкое наследие. Сотканные изделия изо льна и хлопка – скатерти, салфетки, одежда – все выполнены вручную и в новомодном экостиле. К слову, в производстве ручных изделий синтетика не используется совсем.

В арсенале фабрики можно увидеть продукцию как с узорами разных народов, которые передавались из поколения в поколение, так и с работами современных дизайнеров. Из необычного – в прошлом году пришёл заказ на изготовление 17-метрового рушника браной техникой (браным ткачество называется так потому, что мастерица «берёт», или «выбирает», нити, когда создает из них узор. – Прим. ред.). На перенастройку одного станка для нового рисунка может уйти до одной недели.

Работа, признаться, не из простых. В цехе постоянный шум от деревянных станков. Многие думают, что у ткачих руки золотые. На самом деле в ремизном ткачестве, когда цветные нити чередуются в определённом порядке, что позволяет создавать всевозможные узоры с простыми геометрическими линиями, без ног не обойтись. Ремизы (деталь ткацкого станка. – Прим. ред.) открываются благодаря нажатию педали, так появляется узор. То есть девушка за станком должна просчитать, какую из педалек и в какой очередности нажимать, чтобы получился необходимый рисунок. Работницам целый день приходится руками перебрасывать челноки, а ногами нажимать нужные педали...

- Конечно, физически очень устаешь, – признается ткачиха Ирина Ушакова. – Если высчитывать рисунки в голове получается автоматически, то чтобы двигать механизмы станка, нужна физическая сила.

Эксклюзив машиной не пошьешь

Продукции Алексеевской фабрики художественного ткачества нет на полках крупных супермаркетов. Немного продаётся на одном из российских маркетплейсов, однако на этом руководство производства акцент не делает. Там привыкли продавать по старинке.

- Наши объемы реализации соответствуют нашим возможностям, – говорит Елизавета Терентьева. – В день ткачиха ткёт 2,5 м полотна. Это всё ручной труд, эксклюзив, а не массовый товар. Нет даже полного размерного ряда. Но те коллекции, которые готовятся зимой, к середине июля уже почти полностью распродаются.

Сегодня среди заказчиков много коллективов и артистов-народников. А с недавних пор на фабрику стали приезжать экскурсионные группы, для них открыт собственный магазин.

- Когда клиенты видят сам процесс изготовления той же рубашки, что это действительно делается все руками, по старинным технологиям, то и вещь потом носится гораздо бережнее, – уверяет директор. – Не обязательно сразу покупать вышиванку или косоворотку, можно попробовать утром вытирать лицо полотенцем из натуральной ткани с ручным узором. Таким образом человек впоследствии становится постоянным покупателем.

По словам Терентьевой, сегодня все больше людей интересуются религией и историей обращаются к корням, к традициям. Так что без работы её ткацкий цех не останется.

- Сначала была цель хоть что-то сохранить, – признаётся директор. – А теперь – развиваться дальше. Надеемся, после того как отпразднуем в этом году 95-летний юбилей, откроем свой фирменный магазин в Казани. Пока в столице Татарстана нашу продукцию реализуют перекупщики.

Источник информации и фото: Российская газета. 

Фото: Александр Эшкинин/ РГ

Больше по теме

«Вятские узоры»
Соревнование по золотному шитью
Красным по белому, белым по кумачу
Татарстан участвует во Всероссийской акции «Вышитая карта России»